Светлана Гомзикова: Меркель собралась взорвать нынешний Совбез ООН.

Автор: | 10.06.2018

Канцлер предлагает вместо Великобритании и Франции ввести в него весь Евросоюз
Евросоюз должен добиваться статуса постоянного члена Совбеза ООН. С таким предложением вышла к коллегам по европейскому сообществу канцлер Германии Ангела Меркель. 

Выступая с программной речью в Мюнхене на заседании фракции Европейской народной партии (EPP) в Европарламенте, она призвала партнеров по Евросоюзу взять на себя более решительную роль на международной арене.

И проявить настойчивость на фоне попыток США в лице президента Дональда Трампа изменить мировой порядок, устоявшийся после Второй мировой войны.

Как сказала «фрау-канцлерин», Европа должна «европеизировать» свое присутствие в Совете безопасности ООН. Что, по ее словам, «было бы бесценно». 

Но для этого всем работающим в Совбезе странам-членам ЕС нужно, как она считает, научиться «говорить в один европейский голос».

Меркель призвала добиваться предоставления Евросоюзу статуса постоянного члена Совета безопасности ООН, заменив тем самым членство отдельных государств — Франции и Великобритании. 

«Если Европа хочет стать глобальным игроком, она должна и действовать как глобальный игрок», — заявила она. Признав, в то же время, что пока ЕС нет достаточной основы для противостояния кризисам будущего.

Все эти рассуждения о судьбе Европы и о месте ее в глобальном мире, безусловно, очень важны. Но Евросоюз, как постоянный член Совбеза ООН, это что-то совершенно новое…

Что стоит за предложением Меркель? И не хочет ли она таким образом исполнить давнюю мечту Германии, которая не входит в Совбез ООН в силу известных исторических обстоятельств, но очень бы желала там быть?

— Предложение канцлера все-таки не предполагает исчезновения из Совбеза ООН Франции и Великобритании, — комментирует заявление Меркель генеральный директор Института инструментов политического анализа Александр Шпунт. — Оно предполагает дополнительное введение туда еще одного нового субъекта. Это совсем не одно и то же.

Вообще реформа ООН, это очень давний процесс. Она идет уже несколько десятилетий. Существует внутри Организации Объединенных Наций несколько моделей, по которым предлагается реформировать Совет безопасности ООН. И существует консенсус, что нынешняя конструкция этого института не отвечает сложившимся в мире реалиям.

Например, уже все понимают, что роль Индии, Бразилии, ЮАР сегодня значительно больше, чем та, которая им предоставлена внутри Совбеза ООН. И это так. Потому что конструкция этой «площадки» создавалась как конструкция постялтинского мира. Как конструкция, которая фиксировала ситуацию по состоянию на момент окончания Второй мировой войны.

Но с тех пор в мире произошли очень серьезные изменения. И есть очень серьезный запрос Индии на вхождение в Совбез ООН. Есть очень серьезный запрос Японии. По той или иной форме — мы сейчас не обсуждаем — в какой форме. И уж, конечно же, что есть очевидный запрос Германии на вхождение в Совет безопасности ООН.

Дело в том, что Совбез ООН формировался как послевоенный институт, когда о какой-то особой роли Германии говорить было не только невозможно, а просто неприлично. Поэтому, даже понимая роль Германии как особого мирового игрока, учесть ее при конструкции ООН было невозможно.

Сейчас это время пришло. И Меркель, я думаю, своим предложением о том, что ЕС должен получить отдельное место в Совбезе ООН, на самом деле, говорит, что в Совбезе ООН должно быть отдельное место для Германии.

«СП»: — А почему для немцев это так важно?

— Но мы же понимаем, что сегодня по факту Евросоюз — это тождественно Германии. Да, в ЕС, конечно, очень важная роль у Франции. Важная роль у некоторых других стран. Но в любом случае лидером является Германия. И это бесспорный вопрос. Это ни для кого не является фактом сомнений.

Соответственно, не стоит удивляться, что одна из целей немецкого руководства сегодня — именно постоянное членство в Совбезе ООН. Конечно же, какая-то реформа Совета безопасности должна произойти. Это неизбежно.

Второе: очень важно, чтобы в процессе этой реформы не были потеряны самые главные, базовые принципы формирования этого международного института. А именно — не было бы оспорено право вето — ни России, ни Китая, ни других постоянных членов Совбеза. Потому что сейчас основная атака идет именно на право вето. Именно стабилизирующая функция этого права подвергается наибольшей критике.

Поэтому, я думаю, что предложение Меркель встает в довольно широкую «панель» предложений по реформированию Совета безопасности ООН. Наряду, например, с предложением о включении туда Индии, с предложением о включении туда Японии. И той же ЮАР. Я напомню: у нас целый континент — Африка — не представлен в Совбезе ООН.

Именно так призыв Меркель надо рассматривать. Это просто тестирование ситуации. Как не просто Совбез реформировать, а всю конструкцию ООН.

«СП»: — Но как Совбез будет отвечать сегодняшним реалиям, если то Штаты блокируют наши предложения, то мы блокируем их идеи? Ведь это тоже тормозит процесс поиска общих решений.

— Наоборот — это его стабилизирует. Именно потому, что любое решение в Совете безопасности принимается консенсусом. Это не решение о том, что миру нужно. Это решение о том, что миру точно не нужно.

 Это очень важная разница, очень существенная.
Функция Совбеза сегодня, фактически, это то, по отношению к чему есть консенсус всех стран. Есть консенсус, например, по поводу того, что у Северной Кореи не должно быть ядерного оружия.

И как только будет подвергнута критике возможность поставить право вето, ценность решения Совбеза ООН сразу упадет. Потому что это будет просто решение некоторого большинства. Большинства, состоящего из США, Франции и Англии. Россия-Китай уже ничуть не меньше… Плюс, я напоминаю, что в Совет безопасности входят по очереди все члены ООН.
Здесь ценность решения Совбеза будет обнулена.

А ценность решений Совета безопасности сегодня в том, что это единственный в мире механизм, который показывает, что именно в этом вопросе (если такое решение, какое-нибудь конкретное, Совбез примет) США, Россия, Китай, которые являются геополитическими конкурентами, сходятся. И понимают, что оно такое.

Надо сказать, что министр иностранных дел Германии Хайко Маас тоже высказался вчера в Нью-Йорке относительно планов возвращения своей страны в Совбез ООН. Правда, пока в качестве непостоянного члена.

«Германия готова взять на себя ответственность за мирное разрешение кризисов. Именно в сегодняшней ситуации нам нужна сильная и дееспособная ООН», — цитирует заявление шефа немецкой дипломатии пресс-служба внешнеполитического ведомства ФРГ.

Он также отметил, что во время двусторонних переговоров многие из действующих членов Совбеза ООН уже поддержали возвращение ФРГ в указанном статусе в 2019—2020 годах.

Как напоминает REGNUM, что в последний раз Германия была непостоянным членом Совета в 2011—2012 годах.
Из досье «СП»
На данный момент в Совбез ООН входят 15 членов, пять из которых — Россия, США, КНР, Франция и Великобритания — находятся в нем на постоянной основе, располагая правом вето. Остальные десять стран избираются Генеральной Ассамблеей ООН на двухлетний срок. Но в 2004 году Япония, Германия, Индия и Бразилия объединились в так называемую «группу четырех» (G4) и тоже объявили о своем стремлении получить постоянное место в Совбезе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *