0

Москва вытесняет Тегеран из битвы за Даръа

Изменение позиции Москвы в Сирии теперь получило подтверждение. Министр иностранных дел Сергей Лавров сделал вчера заявление о том, что у южной границы страны с Иорданией и Израилем допустимо лишь присутствие сил сирийского режима. В результате иранские войска и связанные с ними отряды выпадают из битвы за расположенный у этих рубежей город Даръа, который является одним из последних оплотов мятежников наравне с Идлибом. После победы сирийской армии над остатками «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) в пригородах Дамаска на прошлой неделе Сирийский центр прав человека сообщил о перемещении значительных сил по направлению к Даръа. Государственные СМИ объявили в пятницу о том, что сирийская авиация сбросила на север города листовки с таким предупреждением: «Сирийские солдаты идут». В этой битве Дамаск, видимо, готов обойтись без иранских союзников, если это избавит его от израильских вмешательств на его территории: еврейское государство не раз предупреждало, что не потерпит иранского присутствия в Сирии. Саудовская газета «Аш-Шарк Аль-Аусат» писала на этой неделе, что режим готов дать гарантии того, что «Хезболла» и прочие связанные с Ираном движения не подойдут к израильской границе ближе, чем на 25 километров. В статье также отмечается готовность Дамаска соблюдать соглашение о демилитаризованной зоне, которое было заключено в рамках перемирия 1974 года. К этой информации следует отнестись с осторожностью, однако западные дипломатические источники подтвердили «Гаарец», что Россия за последние дни взяла на себя роль посредника между Израилем и Башаром Асадом. Тот же самый источник рассказал израильской газете об «указаниях», которые Владимир Путин дал президенту Сирии в ходе их встречи в Сочи на прошлой неделе: скорректировать иранское присутствие в Сирии, чтобы не допустить прямого военного столкновения с Израилем, единственным региональным игроком, который может всерьез поставить под сомнение российские достижения в Сирии.
Жесткие меры
Дамаск и его российские покровители стремятся к символическому завершению борьбы: именно в Даръа началось восстание в 2011 году. В преддверии наступления на юг Иордания, Россия и США активизировали связи на протяжение нескольких недель. В ноябре прошлого года они договорились о буферной зоне, которая в теории должна быть свободна от иранского присутствия. Она включала в себя в том числе и Даръа. Тем не менее соглашение, по факту, не соблюдалось ни иранцами, ни сирийцами. Стражей революции и шиитских ополченцев не раз замечали неподалеку от границы, тогда как силы режима проводили точечные вторжения в демилитаризованной зоне на Голанских высотах. Трехсторонние переговоры направлены на обновление этой зоны деэскалации для ограничения поля битвы. Вопреки недавним заявлениям об уходе с территории Сирии, США сообщили в пятницу, что примут необходимые жесткие меры для защиты перемирия на израильской границе. Иначе говоря, если Тегеран подойдет слишком близко, Вашингтон может вмешаться.


На этом история не заканчивается
Заявление Лаврова подтверждает новые правила российской игры в Сирии. 9 мая Владимир Путин расстелил красную ковровую дорожку перед Биньямином Нетаньяху в Москве. Четыре дня спустя израильский министр иностранных дел провел встречу со своим российским коллегой. Наконец, 17 мая Башара Асада вызвали в Сочи. После этой беседы в Кремле говорили о начале более активной фазы политического процесса с уходом иностранных сил с территории Сирии. Готовящееся наступление на Даръа и внимание Лаврова к ситуации на юге Сирии, судя по всему, впервые создают ситуацию, когда иранцы вынуждены отойти от израильской и иорданской границы. 10 мая объективно скромная, но весьма символичная иранская атака в направлении израильских сил на Голанских высотах дала израильтянам предлог для самого масштабного наступления в Сирии с 1973 года. Москва и Дамаск определенно взяли это на заметку. Тель-Авив не постесняется испортить финишный рывок в Даръа. Вчера Биньямин Нетаньяху подтвердил несогласие с «малейшим военным присутствием Ирана в любой части Сирии». «Это отвечает логике событий, поскольку Россия должна предоставить гарантии другим ключевым государствам, если не хочет формирования коалиции против ее доминирования в Сирии, — объясняет сотрудник Национального центра научных исследований Тома Пьерре (Thomas Pierret). — Но на этом история не заканчивается. Иранцы могут отступить на время или же просто создать видимость, сохранив тайное присутствие. В долгосрочной перспективе для Тегерана очень важно сохранить позиции на юге Сирии. Легитимизация иранского проекта в регионе подразумевает борьбу против Израиля». Иранцы останутся в Сирии Таким образом, Москва, возможно, предлагает Тегерану тактическую передислокацию, которая должна уберечь его позиции от бомбардировок израильской армии. У Тегерана сейчас есть выбор между двумя унизительными решениями: отступление с юга Сирии (оно может показаться капитуляцией перед требованиями Израиля и США) или непрекращающиеся израильские удары со всеми возможными потерями в людском и материальном плане. «Временный отвод иранских сил унизителен, но он не ставит под сомнение будущее, — продолжает Тома Пьерре. — Тегерану нечем ответить на израильские бомбардировки. Иранцы понимают, что им придется заплатить очень высокую цену». В центре внимания Ирана сейчас находится соглашение по его ядерной программе, из которого вышли США, и он достаточно сдержанно отреагировал на неожиданные заявления России. Официальный представитель иранского МИДа довольствовался на прошлой неделе заявлением о том, что никто не может диктовать его стране свою волю. Если не считать такого нужного, чтобы «сохранить лицо» высказывания, в Тегеране, судя по всему, победит реализм. Как бы то ни было, это стратегическое отступление, в рамках которого иранцам следует вести себя неприметно на юге Сирии, не означает смены стратегического курса сторонников Асада. «Иранцы останутся в Сирии, — уверен географ и эксперт по этой стране Фабрис Баланш (Fabrice Balanche). — Европейцы рассчитывают на развал российско-иранского альянса, и Путин пытается продемонстрировать Западу и Израилю именно такой сценарий, чтобы успокоить партнеров». Кроме того, иранское присутствие в Сирии с трудом поддается определению. Так, Израиль наносит удары по инфраструктуре, однако «человеческие ресурсы» рассеяны намного шире. Иранцы находятся среди сирийских вооруженных сил и обладают тесными связями с шиитскими вооруженными отрядами. Тегеран может воспользоваться этой путаницей, чтобы провести отступление и сохранить незаметный контроль у границ еврейского государства.

Источник

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *