0

И ещё неоднократно выйдет зайчик погулять

После прошедших суток такое впечатление, что тебя против твоей воли испачкали в чём-то липком и вонючем. Словно шёл ты по улице и вдруг увидел, как кого-то насмерть сбила машина. 

Ты, как любой нормальный человек, не стал тут же во весь голос кричать о том, что погибший каждое утро бросал с балкона в проходящий внизу поток автомобилей банки с дерьмом. Иногда больной выбегал из подъезда и с визгом вскакивал на капот остановившейся на светофоре машины.

И если видел, что за рулём женщина или пенсионер, то предлагал выйти из салона авто и поговорить с ним по-мужски. Его брезгливо смывали дворниками и ехали дальше. А больной гражданин ещё два квартала бежал за машиной и плевался, и рвал на себе смирительную рубашку.

Особенно ненормального человека почему-то возбуждали похоронные катафалки, взрослые и детские. Тут психический окончательно терял над собой контроль.

Он корчил мерзкие рожи родственникам погибших, сочувственно смотревшим на него из салона. Он старательно пихал себе в немытый рот два грязных пальца, чтобы успеть забрызгать своей блевотиной все колёса скорбных процессий.

Вынимал из карманов заранее приготовленные засохшие остатки жизнедеятельности и кидал их в автобусы, стараясь попасть в открытые окна. И долго ещё кричал вслед пожелания, чтобы эти похороны никогда не кончались.

И вот вчера прозвучало сообщение о его гибели. С тяжкого похмелья он перепутал машину с инвалидом и многотонный «Камаз». У меня, как думаю, и не только у меня, эта новость не вызвала ни радости, ни скорби.

 Просто облегчение, что тот, кому это положено, наконец-то прибрал к себе на суд заблудшую душу, в погоне за славой и деньгами поменявшую местами добро и зло.

У меня не было злорадства, когда утром вся страница сайта Эха Москвы была впритирку улеплена лицемерными, как обычно, и очень гневными некрологами памяти внезапно ушедшего товарища, второпях написанными его «коллегами» по цеху.

Отметились все, от американки Карины Орловой и Невзорова до обоих провокаторов Гудковых и прочих мерзопакостных созданий. Если собрать вместе жгучие крокодиловы слёзы, пролитые в этих постах, то Кремль захлебнулся бы в море либеральных слёз. Комментарии, как обычно это делается в случае смерти приличного человека, были отключены.

 Комменты включают, только когда падает русский самолёт или заживо сгорают русские дети. Чтобы те, кто читает это в Кремле, слышали суровый праведный голос маленького ближневосточного народика и его бандеровских подпевал о том, до чего кровавый Путин довёл несчастную страну.

Теперь же, в связи с внезапным воскрешением безвременно усопшего, остаётся совершенно непонятным, куда девать все заготовленные в огромном количестве траурные таблички, венки и заказанные на день похорон столики в Жан-Жаке.

Оторва Бабченко посмеялся в том числе и над своими многочисленными поклонниками. Они теперь неуклюже пишут у себя в блогах и рассказывают в ютубе о том, что Кремль попал в безвыходную ситуацию.

Нет, ребята — демократы, это вы попали в привычное дурацкое положение со своими торопливыми митингами памяти Бабченко, очередной жертвы чекистов. А впрочем, вам не привыкать. И слова про божью росу тут, как никогда, уместны.

А нормальным людям придётся ещё немного потерпеть присутствие в этой жизни такого замечательного персонажа. Санитары всё равно однажды приходят за всеми.

А вот какие это будут санитары, небесные, больничные или же санитары леса, жизнь покажет.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *