0

Дмитрий Лекух: Сила памяти: как «Бессмертный полк» опять победил

Акция «Бессмертный полк» побила собственный рекорд по количеству участников. Миллионы людей в ста странах почтили память ветеранов. 

В России на шествие вышли жители всех крупных городов России. Только в Москве, по данным МВД, к «Бессмертному полку» присоединились более миллиона человек.

В столице шествие по традиции возглавил Владимир Путин. Вместе с ним шли премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Сербии Александр Вучич. 

Дмитрий Лекух — о том, как сегодня народ опять победил. 

Моя покойная бабушка, Анастасия Димитриевна Шашина, женщина крупная, сильная, природная яицкая казачка «из старшины», никогда не плакала в День Победы, хотя деда моего, «лихого казака» Вениамина Денисовича, с фронта так и не дождалась. Сложил голову под Смоленском.

И я очень хорошо помню, как частенько, аккуратно промакивая глаза уголком повязанного по-вдовьи платка, она, уже почти 80-летняя, глядела за окно на поселковую, бывшую станичную улицу. Просто не хотела верить и продолжала ждать — казачья любовь крепка.
Но вот в День Победы — не плакала и даже прикрикивала на товарок:

Чего разревелись, дуры?! Радоваться надо. Они – врага победили, праздник у нас тут! Прекращайте голосить!
Бабы согласно кивали, но продолжали украдкой вытирать глаза. Не каждой тут «железной Настасьей» быть, председательской вдовой, да еще и «из старших»: война, с которой Вениамин Денисович не вернулся, была для него третьей. А вечером собирались родственники и «старые знакомые» и тоже как-то не плакали особо.

Выпивали, да. Мужчины (казак – не «мужик»!) — «казенку», не самогоном же в праздник давиться. Женщины красное вино. Пели. Степенно ели пельмени, которые бабушка в этот день обязательно лепила. И с мясом, и с картошкой, и с капустой, и с вымоченными солеными груздями. Бабушка говорила, что дед их особенно любил. Разговаривали. Вспоминали. Смеялись над чем-то — праздник все-таки. 

…Это была одна из причин, по которой я с некоторым тяжелым недоумением наблюдал, как где-то с начала 80-х День Победы начал как-то постепенно трансформироваться сначала в «праздник со слезами на глазах», потом слезы постепенно заслонили само понятие праздника. А потом он стал восприниматься как «день памяти и скорби».

А движение «Бессмертный полк» очень быстро обрело правильный и настоящий смысл. Люди — чтобы понять это, надо встать рядом с ними и вглядеться в их лица — приходят в этот строй не для того, чтобы исключительно «помнить и скорбеть». Нет, ни памяти, ни скорби тоже никто не отменял, но это только одна из составных частей шествия.

Просто посмотрите на эти разные лица, молодые и задорные, часто слегка «через силу серьезные» на фотографиях. И вглядитесь в лица тех, кто эти портреты несет. И тогда вам будет очень легко понять, что это – «единый строй». 

Больше миллиона человек только в Москве. Море народу в мокнущем под дождем Екатеринбурге. Сотни людей на отчего-то запрещенном городскими властями шествии в Минске. Впечатляющие кадры из Ижевска, Иркутска, Новосибирска. Пятьдесят тысяч человек в прифронтовом Луганске.

Пятнадцать тысяч во главе с Рамзаном Кадыровым в Грозном. Среди участников акции в этот раз особенно много детей. Люди несут цветы, воздушные шары. Почти у всех повязаны георгиевские ленты. Поют «Катюшу» и другие песни тех победоносных военных лет.

И все эти люди, фотографии которых несут их дети, внуки и правнуки, погибшие геройски и не очень, израненные, но выжившие, прошедшие войну вообще без единой царапины, — их всех объединяет одно.
Они опять победили.

И те, кто несет их портреты, приходят на «Бессмертный полк» прежде всего для того, чтобы встать в один строй – с ними, с победителями. С теми, кто не только «испытывал тяготы и лишения воинской службы», мерз в окопах и дрожал под ледяными дождями. Это тоже было, и это надо обязательно помнить.

Но в первую очередь эти люди били врага, били фашистскую сволочь — и ее уничтожили. Можно сколько угодно говорить про «цену победы», но на это уже дан ответ, и не нами — потомками: «Мы за ценой не постоим».

Это под их натруженные ноги, — иногда в стоптанных кирзовых, иногда и в щегольских хромовых и яловых сапогах, — падали вражеские знамена и вражеские города. Это они рвали горло врагу под Сталинградом, под Курском и Кенигсбергом. Это они водружали знамя Победы над Рейхстагом. 

И, шагая в одном строю с ними, пришедшие на акцию «Бессмертного полка» понимают, что главный смысл происходящего как раз в том, что «они» — это и есть «мы». Потому что «мы» бессмысленны без того, чтобы быть их соратниками и продолжением. Мы — гордый, сильный, мудрый многонациональный единый и великий русский народ. Прирожденный народ-победитель. По праву происхождения.

И именно это единство, именно эта общность и была скреплена кровью тех, кто в те годы прекрасно понимал, что, когда ты сидишь в окопе, не так уж и важно, как зовут твоего соседа: Иван, Армен, Аслан, Магомед, Вахтанг или Абрам. Важно только одно: в какую именно сторону он стреляет.

А потом – чью Победу празднует. Они были рядом тогда, и сейчас их фотографии рядом в руках потомков, держащих строй в этом бессмертном полку. И именно для этого сейчас и шагает по нашей с вами стране, по нашим улицам великий «Бессмертный полк».

Читайте также: Сводки событий от ополчения.
Новости Новороссии.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *