0

Трамп выиграл информационную войну «Рашагейта»

Недавно я участвовал в вечерней новостной передаче на кабельном ТВ, где обсуждал последние новости о России — и там меня осенило. Мы говорили о недавнем эксклюзивном материале, который подготовил Майкл Айзикофф (Michael Isikoff), соавтор моей последней книги «Русская рулетка» (Russian Roulette). Он сообщил, что испанский прокурор передал ФБР распечатку прослушанных разговоров российского чиновника, который подозревался в отмывании денег и на протяжении многих лет пытался добиться влияния в американском консервативном движении и Национальной стрелковой ассоциации. Затем мы обсуждали статью из «Нью-Йорк Таймс» (New York Times). В ней сообщалось, что Майкл Коэн, давний помощник и адвокат Дональда Трампа, встречался с одним российским олигархом в январе 2017 года — примерно в то же самое время, когда одна американская компания, связанная с этим олигархом, начала выплачивать Коэну денежные средства в количестве 500 тысяч долларов. Далее мы перешли к обсуждению последней новости в рамках так называемого несостоявшегося шпионского скандала — ложного заявления, которое отстаивает Трамп и его защитники, согласно которому ФБР в политических целях внедрило агента в его избирательный штаб. Затем передача продолжилась. Мы посвятили этим важным событиям около 15 минут, углубляясь в подобности, но не касаясь самой сути произошедшего. И тут меня осенило: очевидно, что президентство Трампа омрачено скандалом, связанным с Россией, но то, как это разыгрывается в СМИ, Трампу помогает. Почти каждый день Трамп в своих твитах и публичных заявлениях проталкивает простую (и нечестную) версию событий: расследование «российского дела» — это… ну, вы сами понимаете, охота на ведьм. Или вымысел. Или фальшивка. Он ежедневно восклицает одно и то же — Охота на ведьм, вымысел! Фальшивка, охота на ведьм! Это его мантра. Его версии легко следовать. Она охватывает (даже если и игнорирует) каждый новый факт и разоблачение. Она связывает воедино все неточные и ложные идеи, которые «подкидывают» Трамп и его приверженцы: Разоблачение! Обама прослушивал Трампа! ФБР неправомерно получило ордера на проведение слежки за советниками его штаба! И так далее. Жертвой является он. А плохие парни — это демократы, либералы, прокуроры и представители тайной власти, занимающиеся этой полнейшей ерундой лишь ради политической выгоды. Вся эта шумиха с Россией, по словам Трампа, является историей в черно-белых тонах о злодеях, преследующих великого человека — его, Трампа. Ужасно. И этот хулиган использует свою трибуну (и смартфон), без остановки распространяя эту нехитрую идею.

Если посмотреть с другой стороны — и представить точную картину — то все гораздо проще. В 2016 году режим Владимира Путина развернул информационную войну против Соединенных Штатов, отчасти чтобы помочь Трампу стать президентом. Пока эта атака продолжалась, команда Трампа пыталась тайно вступить в сговор с Москвой, стремилась создать секретный канал связи с кабинетом Путина и неоднократно публично отрицала осуществлявшуюся атаку, обеспечивая прикрытие операции русских. Трамп и его помощники объединились с иностранным противником и помогали ему, когда он атаковал США. Доказательства неопровержимы: они совершили подлое предательство. В этом и суть скандала. Но насколько часто вы слышите или видите, как к этому важному вопросу привлекают внимание, как часто по нему высказывают мнение? Освещение в СМИ скандала о связях Трампа с Россией (который слился в одно целое со скандалом, связанным с Коэном, получавшим деньги, со скандалом вокруг Сторми Дэниэлс и с более масштабным скандалом в связи с иностранным вмешательством в избирательную кампанию 2016 года) вызвало поток разоблачений. Однако информационные материалы, как правило, посвящены конкретным эпизодам этой громоздкой и постоянно разрастающейся истории: встрече помощников Трампа с эмиссаром Кремля в башне Трамп Тауэр; тому, что может или не может делать специальный прокурор Роберт Мюллер; финансовым махинациям Пола Манафорта в виде предполагаемого отмывания денег и уклонения от уплаты налогов; тайной встрече бывшего владельца компании «Блэкуотер» (Blackwater) Эрика Принса с российским финансистом на Сейшельских островах; тайному использованию Кремлем социальных сетей в своих интересах; российским хакерам, проникающим в компьютерные системы избирательных участков штатов; тайной лоббистской деятельности Майкла Флинна; попытке Трампа вмешаться в расследование и многому другому. Трудно удержать в голове все эти эпизоды и сложить их в одну большую картину. Эти сенсационные сообщения появляются не в хронологическом или тематическом порядке. Они поступают как залпы шквального огня и известны как ежедневный цикл новостей. То мы узнаем, что Трамп в прошлом году оказывал давление на Генерального прокурора Джеффа Сешнса, чтобы тот взял самоотвод и отказался вести расследование «российского дела». В другой раз мы видим заголовки о том, что Мюллер предъявил обвинение русским троллям. Мы узнаем, что (черт возьми!) бывший советник избирательного штаба Трампа признался в даче ложных показаний следователям ФБР о своих попытках наладить тайный канал связи штаба с режимом Путина. Нам говорят, что Дональд Трамп-младший во время избирательной кампании встречался с какой-то темной личностью, представителем принцев Саудовской Аравии и ОАЭ, которые тайно предлагали Трампу помощь. Или эта нашумевшая история о том, что Трамп признал, что от имени своего старшего сына продиктовал ложное заявление о встрече в Трамп Тауэр. Есть ли между всем этим какая-то связь? И каким образом каждая новая сенсация связана с войной Путина против Америки? Когда пытаешься отследить всю эту чертовщину (в то время, когда страна охвачена невероятным безумием), можно почувствовать себя как Кэрри Мэтисон (Carrie Mathison) в сериале «Родина» (Homeland). Только вот у вас вообще достаточно событий или хватает места на доске объявлений? В том-то и дело. У Трампа нет доски объявлений — да она ему и не нужна. Ему нужно только 280 символов. Или меньше. Иногда — только эти три слова «охота на ведьм» в сочетании с другими твитами, целью которых является напустить туману и отвлечь внимание, поднимая второстепенные и не подтвержденные доказательствами вопросы, такие как надуманный скандал вокруг урановых сделок и другие примеры предполагаемых злоупотреблений демократов. Проблема в том, что нет такой организованной силы, которая могла бы во весь голос оказывать существенное противодействие его дезинформации. На фоне неубедительных заявлений Трампа, в которых он не признает свою причастность, кто напоминает общественности о главном — о том, что Россия поводила атаки, и о том, что Трамп помогал и способствовал проведению этой операции? Если вы смотрите новости или подсели на «Твиттер», то вы можете увидеть, что практически ежедневно рукопашный бой с республиканцами и силами «Фокс Ньюз» (Fox News) из-за расследования «Рашагейта» ведет Адам Шифф (Adam Schiff), главный демократ в Комитете по разведке Палаты представителей. Когда позволяет новостной цикл, в борьбу включаются еще кое-какие демократы из его комитета. Но сенатор-демократ от штата Виргиния Марк Уорнер (Марк Уорнер), старший демократ в Комитете Сената по разведке, предпочитает особенно не шуметь и вести себя более сдержанно. А других влиятельных политиков из числа демократов, которые взяли на себя задачу обращаться к аудитории, не относящейся к зрителям кабельного телевидения, и настойчиво повторять и подчеркивать основную идею, нет. В том, что касается создания полной картины, Трамп фактически обладает монополией. Началось это в период за несколько недель до выборов 2016 года и после них. За месяц до дня выборов власти США заявили, что Россия спланировала и осуществила кибератаку против Соединенных Штатов и проводит операцию влияния (назвать эти действия «вмешательством» — значит уменьшить его значимость). Но в то время, когда Трампа подвергли резкой критике из-за скандала вокруг видеозаписи его частного разговора с ведущим телепередачи Access Hollywood, и когда у всех сложилось мнение, что дела его плохи, президент Барак Обама и его помощники решили не поднимать особого шума по поводу этого беспрецедентного разоблачения. Они опасались усугубить хаос, который пытались посеять русские, и беспокоились, что Трамп воспользуется реакцией большого Белого дома в качестве доказательства его утверждения о том, что выборы были сфальсифицированы против него. Белый дом решил «не будить лихо, пока оно тихо». И большинство СМИ сосредоточились вместо этого на том, как Трамп позволяет себе «лапать женщин во всех местах», и на одновременной (и не случайной) публикации на сайте WikiLeaks компрометирующей электронной переписки, украденной российскими хакерами у Джона Подесты, председателя избирательного штаба Хиллари Клинтон. Вдобавок к этому через несколько дней после выборов адмирал Майк Роджерс, директор Агентства национальной безопасности, подтвердил факт взлома почтовых серверов демократов и заявил, что публичное распространение похищенной переписки было «сознательным действием государства, пытавшегося достичь определенного эффекта». Он добавил, что «это было сделано не по ошибке. Это было сделано не случайно. И выбор объекта для этого действия не был совершенно произвольным». В последующие недели мало кто из лидеров Демократической партии во весь голос выражал возмущение по поводу хакерских атак россиян или той помощи, которую оказывал Кремлю штаб Трампа. На вопрос об этом член Палаты представителей Нэнси Пелоси, демократ от штата Калифорния, и сенатор Чак Шумер, демократ от штата Нью-Йорк, два высокопоставленных демократа в Конгрессе, ответили, что они поддерживают идею проведения расследования. Но ни один из них не поднял тревогу. Демократы, казалось, были лишком потрясены результатами, чтобы действовать оперативно. Возможно, они боялись, что их обвинят в том, что они не умеют проигрывать. И лишь через месяц или два призывы провести расследование зазвучали достаточно громко, и лидеры Республиканской партии на Капитолийском холме согласились их начать. Что же касается Обамы, он мало что сказал об атаке России. В начале декабря 2016 года Белый дом объявил, что Обама поручил разведывательному сообществу провести оценку ситуации и высказать свое мнение. В конце месяца он ввел против России санкции за ее вмешательство в выборы, хотя наказание, возможно, было недостаточно жестким (Обама и его советники боялись зайти слишком далеко и спровоцировать кризис в отношениях с Москвой в то время, когда к власти должны были прийти Трамп со своей неопытной командой). Трамп со своей стороны продолжал настаивать на том, что о вмешательстве Путина не стоит особо и говорить. Зато он со всей страстью взялся отрицать обвинения в свой адрес о непристойном поведении, которые содержались в досье Стила. Он также осудил публикующие «фейковые» новости СМИ, посредством которых информация о «российском скандале» становится достоянием общественности. Как только в начале 2017 года специальные комитеты Конгресса начали расследования, демократы во многом умерили пыл и свои позиции в сфере риторики в основном уступили Трампу. В обычных условиях, это, наверное, было бы ответственным шагом. Но в этом случае сфера, в которой создавалась общая картина происходящего, оказалась в распоряжении Трампа. Велись серьезные споры в ответ на новые события, такие как увольнение Трампом директора ФБР Джеймса Коми. Но дискуссий по поводу того, что лежит в основе разногласий, в целом было меньше. В предыдущих скандалах не было необходимости неоднократно напоминать общественности о важных эпизодах и составляющих произошедшего. После разоблачения деятельности, ставшей причиной скандала, никаких споров по поводу того, действительно ли она имела место. Никто не оспаривал то, что было совершено несанкционированное вторжение в помещение комплекса Уотергейт. Проблема заключалась в том, что к этому был причастен Белый дом, который пытался это скрыть. Рональд Рейган и его помощники признали, что администрация продавала оружие Ирану, а вырученные деньги отправляла контрас, воюющим с левацким правительством Никарагуа. Вопрос, опять же, был в том, что было известно президенту — и было ли это незаконным. Но на этот раз Трамп и его подпевалы утверждают, что никакого «Рашагейта» нет, и настойчиво заявляют, что настоящий скандал — это существование тайного заговора ФБР против него. Они продвигали искаженную версию реальности, озвучивая ее на максимальной громкости. Просто провоцируя и нагнетая дебаты о том, действительно ли существует «Рашагейт», Трамп «уводит в тень» чрезвычайно важный вопрос и обеспечивает себе победу — хотя бы частичную. Ему удалось отвлечь внимание от действий своего избирательного штаба, которые отвечали интересам Путина. Наряду со своими громкими заявлениями об «охоте на ведьм», Трамп также постоянно утверждает, что «никакого сговора не было». Эта упрощенная фраза из арсенала его «кратких сообщений» является логической уловкой, рассчитанной на недалекого человека. Трамп, похоже, устанавливает удобную для себя планку: если не появятся доказательства того, что он лично встречался с российскими хакерами, сказал им, какие электронные письма демократов украсть, а затем проинструктировал их, как эти материалы обнародовать, значит, ничего плохого не было. Но общественности уже известно множество фактов серьезных правонарушений, совершенных Трампом и его помощниками. Например, после того, как в середине августа 2016 года разведывательное сообщество США тайно проинформировало его о том, что за хакерскими атаками и сливом компромата на демократов стоит Москва, Трамп публично заявил, что нет причин подозревать русских. А со своим скандированием об отсутствии сговора Трамп похож на растратчика, который кричит: «Убийства не было» — и утверждает, что это единственный значимый критерий. Подумайте о том, что в этом смысле Трамп делал во время избирательной кампании: парень стоит на тротуаре перед банком. Ему сказали, что банк грабят. В банке он может видеть вооруженных людей в масках. Но когда люди проходят мимо и спрашивают, что в банке происходит, он отвечает: «Нет никакого ограбления. Нечего смотреть. Идите, куда шли». Даже если этот человек и не вступал в сговор с грабителями, он помогает банде совершить преступление. А в случае с Трампом преступное деяние было совершено ради его выгоды. Многие СМИ в своих сообщениях о «Рашагейте» последовали примеру Трампа и приняли его точку зрения, сосредоточенную на теме сговора. Сами по себе дебаты свелись к обсуждению того, был ли Трамп непосредственным участником тайной операции Москвы — и пытался ли Трамп, как президент, помешать расследованию и воспрепятствовать правосудию. Ни те, кто об этом пишут, ни те, кто это обсуждают, не учитывают серьезные преступления, которые уже выявлены: Трамп и его соратники поощряли атаку со стороны иностранного врага и помогали в ее осуществлении. В этой не прекращающейся битве противостоят Трамп со своей лозунговой риторикой и СМИ со своими сообщениями о многочисленных и разных разоблачениях, которые стремительно появляются и исчезают в гиперхаотической информационной экосистеме — зачастую в условиях отсутствия полного контекста. Неудивительно, что недавний опрос показал, что 59% американцев считают, что Мюллер никаких преступлений не раскрыл. На самом же деле, он вынес 17 обвинений в совершении преступления и добился того, что пять человек признали свою вину. Те, кто в освещении новостей дают точную информацию, не всегда добиваются своего — их слышат не всегда. «Рашагейт» — это самый важный скандал за всю историю Соединенных Штатов. Против президента Эндрю Джонсона была начата процедура импичмента (хотя он и не был признан виновным), потому что он не выполнил решение Конгресса, уволив военного министра. В нефтяном скандале «Типот Доум» (Teapot Dome) министр внутренних дел в администрации президента Уоррена Хардинга передал частным нефтяным компаниям федеральные земли в лизинг по низким ставкам, предположительно за взятку. Во время Уотергейтского скандала президент и его помощники занимались политическими махинациями, направленными против политических противников. Президент Билл Клинтон дал ложные показания о своей сексуальной связи с подчиненной в Белом доме. Все эти скандалы поднимали серьезные вопросы о честности в правительстве. Но в основе «Рашагейта» лежит самый главный вопрос для демократии: неприкосновенность
выборов. Зарубежный враг нанес удар в самое сердце республики — и ему удалось достигнуть цели. Трамп и его приспешники помогали осуществлять эту атаку и поощряли ее, вступая в тайные контакты с Москвой и публично заявляя, что никакого нападения не было. Это гораздо серьезнее, чем взятка, чем незаконное вторжение или оральный секс. И, что еще хуже, США по-прежнему не защищены от такого удара. Однако все последствия этого скандала не находят отклика ни в ежедневном освещении событий в СМИ, ни дискуссиях. В большинстве случаев СМИ преподносят «Рашагейт» в основном как политическую угрозу для Трампа, а не как серьезную угрозу для страны. И многие американцы из-за стараний Трампа и его союзников воспринимают этот скандал, словно фарс. Все это свидетельствует о том, насколько легко исказить реальность с помощью дезинформации и демагогии. Это трагедия для США. А для Трампа и Путина это победа.

Источник

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *