0

Казус Ройзмана: «Свободные выборы» как кормушка

Перестали вспоминать Никиту Белых, который был белой, но неэффективной вороной в региональных управленцах, а тут тему актуализировал Евгений Ройзман, который подал в отставку с поста мэра Екатеринбурга.

Говорил много и красиво.

Повод, по которому один из немногочисленных в России оппозиционных мэров решил уйти со своего поста – скорее декларативный: не смогла вынести ранимая душа Ройзмана того, что в Свердловской области отменят прямые выборы глав городов.

Раньше мэр был главой и городской думы, и местной администрации (что было очень странно с точки зрения концентрации в одних руках и законодательной, и исполнительной власти – только судебной туда ещё не хватало для полного единовластия), теперь же мэру перенесут сферу его полномочий в достаточно естественную – административно-управленческую – область.

Ройзман воспользовался этим, чтобы «эффектно» хлопнуть дверью: так или иначе, всё его пребывание в мэрском кресле было каким-то странным курьёзом – городской думой он управлять не сумел, а администрацию города возглавлять перестал. На следующих выборах – хоть прямых, хоть нет – у него практически не было шансов.

Да и, в конце концов, какие шансы могли быть у стопроцентного популиста? Все его манёвры вроде самопиара на работе «Города без наркотиков» (основную тяжесть труда в котором тянули совсем другие люди), или поддержка Навального, или странные реверансы типа братаний с украинским нацистом Дмитрием Резниченко – всё это выглядело, как минимум, двусмысленно.

Будущий «народный» мэр Ройзман и украинский нацик Резниченко. Трогательно.

Тем не менее, на митинг против отмены прямых выборов 2 апреля вышли около тысячи человек. И вот что интересно – а кто, по преимуществу, эти люди, эти ценители местной активной политической конкуренции?

Ответ не слишком сложен: скорее всего, это публика всё того же сорта, что встала в оппозицию власти ещё с середины нулевых годов, когда в России были отменены выборы губернаторов.

Дело в том, что Россия – большая страна (удивлены?). И выборы в той или иной области подчас равны по масштабу государственным выборам в какой-нибудь Греции или Дании – и по количеству избирателей, и территориально, и, главное, по суммам средств.

Чтобы обслужить агитацию, политтехнологические трюки, пиар и прочий «День выборов» (изумительно сатирически-точное изображение этого безумия), в каждой области существовала «гильдия электоральных магов и волшебников», которая кормилась именно с продажи своих услуг кандидатам-конкурентам области (и, разумеется, по стране ездили кочевники федерального уровня – типа «мегапрофессионалы»).

Чем больше конкурентов, тем больше «магов и волшебников» при деле – и, стало быть, именно эти люди имели кровный и шкурный интерес в том, чтобы в выборах принимало участие как можно больше кандидатов, а процесс их борьбы шёл максимально ожесточённо. В общем, примерно то, что всегда было и есть на Украине.

Класс этих людей был и остаётся, будем прямо говорить, исключительно паразитическим — все их услуги сводятся ко лжи, провокациям и хайпу. Когда политическая и общественная жизнь стабильна – им нечего делать, им нужны скандалы, митинги, протесты и прочая имитация «демократии прямого действия».

И вот эту лавочку в 2004 году прикрыли. Губернатор перестал быть «дойной коровой» из местной бизнес-элиты, которая спонсировала команды политтехнологов, а стал простым назначаемым чиновником.

И именно за это на Путина смертельно обиделись разные белковские, которые из «серых кардиналов» превратились в безработных «принцев в изгнании». 

Ещё вчера он был нарасхват от всех толстосумов, кто хотел причаститься его магии пиарно-выборных манипуляций, а сейчас в лучшем случае на «Эхо Москвы» позовут поразглагольствовать.

Безработные «наёмники» и составили значительное ядро «белоленточной» оппозиции – и их кличи «За свободные выборы!» были абсолютно искренни. 

За свободные выборы, на которые их пригласят работать – что может быть привлекательнее? В идеале выборов должно быть как можно больше: ну, шерифы – это самой собой, а ещё – выборы местного епископа, местного архитектора, местного брандмейстера.

И референдумов побольше, желательно – каждый месяц. То-то счастье для политобслуги! Фактически, основной движущей силой протестов был и до сих пор остаётся, чисто по Марксу, классовый материальный интерес – интерес класса лузеров-политтехнологов, продажных, но не востребованных журналистов и блогеров, «боевиков»-провокаторов, и прочих «рыб-прилипал».

Но, как мы знаем, ничего плохого, кроме хорошего от отмены выборов губернаторов не произошло: был выключен мощный стимул регионального сепаратизма, появился механизм более строго ответственности «царьков» перед Москвой, а не так, как раньше – в свои четыре года что хочу, то и ворочу.

И в отмене прямых выборов свердловских мэров тоже нет ничего катастрофического. Это знает Ройзман, это знают те, кто выходил на митинг протеста против новой нормы. Просто им такие перемены невыгодны. Вот так — коротко, просто и меркантильно.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *